Кризисные вести 2016

recession

NoNews разъяснил читателям основные вопросы нового российского кризиса.

Какой кризис?

Кризис, это вполне очевидно, структурный. Еще в 2013-м году российская экономика, фактически, перестала расти, исчерпав запас роста, обеспеченный высокими ценами на углеводороды. Последовавшие за этим события (Крым, санкции, антисанкции, падение нефтяных котировок) – усугубили и ускорили события, но не явились их причиной.

Проблема структурного кризиса – в его названии. Проблемы, лежащие в структуре экономики, не решаются простыми методами (увеличением госрасходов или снижением ставок).

Что не так в структуре?

За 15 «тучных» лет российское правительство (пишем «правительство» — Владимир Путин в уме) полностью перекроила структуру экономики. Ставка была сделана на сырьевые активы, которые один за другим, тем или иным путем перетекали в руки государства или приближенных олигархов.

Сырьем просто торговать, оно приносит твердую валюту и, находясь в одних руках, не требует развития рыночных институтов, таких, как например независимый суд. Теми же, кому эти институты нужны (частному несырьевому бизнесу) в  такой экономике можно пренебречь.

Как мы видим и по доле сырьевых доходов федерального бюджета, возраставшей с каждым годом, так и по структуре экспорта – правительство своего добилось, упростив российскую экономику до состояния табуретки с урока труда 5-го класса, все четыре ножки которой — трубопроводы. Бюджет, валютный баланс, долгосрочные, среднесрочные, краткосрочные планы – все определяется рыночной ценой единственного актива.

Кошмар?

Нет, кошмар – это когда лопается пузырь на рынке ипотечных бондов и все падает в один день, эдакий удар битой в макушку страны.

Структурный кризис – другое, ничего не происходит сразу. 20% населения не теряют работу в один день, 30% сбережений граждан не превращаются в пыль за секунду.

Структурный кризис – как недолеченный бронхит. Он будет делать вашу жизнь хуже с каждым днем, но по чуть-чуть. Вы не сразу оказались на улице без копейки доходов. В сентябре сходили в ресторан 5 раз, в октябре – 4, в марте – 3 и уже в кафе, через год – смотрите ценник на упаковке пельменей.

Тут упало промпроизводство на 5%, там ритейл на 3%, тут безработица чуть выросла. Смотришь квартал – вроде не так страшно, за пару лет – божечки, как мы тут оказались?

imf-russia-is-already-in-recession

Ничего страшного?

И тут не совсем так. В отличии от тех кризисов, что мы переживали, как я уже писал в самом начале – из этого нет простого выхода. Этот кризис надолго. Даже наш сверхоптимистичный Минфин прогнозирует 15 лет стагнации и ожидает рост лишь к 2030-му году.

Тот же «кризис пузыря» можно отобразить на графике буквой V. Потребление, доходы, инвестиции резко вниз, прошли нижнюю точку – в обратном порядке вверх. Больно, но быстро. Текущая ситуация – длинный нисходящий тренд по всем показателям, без света впереди.

Текущий кризис, в отличии от 2008 – 2009, ударил по потреблению. Вообще, впервые с начала 90-х – оборот продуктового ритейла в России упал (в номинальных рублях). Это значит, что люди стали отказывать себе в самом необходимом, стали питаться меньше и хуже. Благодарить за это стоит не «невидимую руку рынка», а вполне осязаемое руководство страны, обложившее граждан «антисанкциями», значительно подтолкнувшими продуктовую инфляцию.

Отдельная проблема – федеральный бюджет. Она не была бы такой уж страшной, ну недополучает бюджет доходов, ну сокращает расходы где-то на 5, где-то на 15 процентов. Если бы не роль федерального бюджета в экономике страны.

Фактически, за 15 лет мы пришли к ситуации, когда «федеральный бюджет» и «экономика» — стали синонимами. Рабочие места, доходы, инвестиции – все, в той или иной мере, упирается в бюджет.  Любые изменения его параметров в сторону сокращения – немедленно и болезненно бьют по всем.

Я работаю в дизайн-студии «Котов и пес», сайты верстаю, что мне ваш бюджет?

Уточните у начальства процент муниципальных, региональных и государственных закупок в обороте компании, потом поговорим.

Прямо сейчас чего-то ждать?

Отчасти – ждать и не надо. Правительство пошло по пути компенсации выпадающих доходов за счет населения. «Платеж за капремонт», налог на недвижимость «по кадастровой стоимости», акцизы на топливо, «Платон», упорно обсуждается пересмотр «социальных налогов» с заработной платы в сторону повышения.

russia-ruble-economy-recession

Что это значит?

Что на алтарь сальдо федерального бюджета правительство положит минимальный шанс оживления экономики.

Когда все это кончится?

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
1400
wpDiscuz