Африканский сценарий для Украины

south-park-s13e07c10-somalian-pirates-we-16x9

Украине, в ближайшие два-три года, предстоит пройти через самый тяжелый период своей истории, во всяком случае, с момента распада СССР.

Ей предстоят тяжелейшие (от того — не менее необходимые), социальные, политические, экономические реформы.

По-существу, президент Петр Порошенко, должен выступить по национальному телевидению и сказать:

  • Дорогие пенсионеры, пенсий нет и не будет.
  • Товарищи бюджетники, если мы и сможем в ближайшее время платить вам зарплаты, то: а. существенно меньшие, б. не всем.
  • Услуги здравоохранения и образования (во всяком случае, высшего и профессионального) — готовьтесь оплачивать из своего кармана.
  • А да, чуть не забыл: мы объявляем дефолт по внешним займам и более не будем искусственно поддерживать курс национальной валюты (читай — доллар взлетает до 30-40 грн. за день, годовая инфляция становится трехзначной).

Тот факт, что для самого президента, кабмина и 450-ти депутатов ВР, подобное признание — коллективный суицид, что их фамилиями будут пугать детей еще лет тридцать, что никому из них, никогда более, не стать и главами сельсоветов — даже не подлежит обсуждению.

Не подлежит обсуждению и другое: без резкого сброса бюджетной нагрузки и накопившихся долгов — не имеет смысла приниматься за реформу судебной системы и системы налогообложения, за реформу бюрократического аппарата, законодательной базы, борьбу с глобальной (даже по меркам России) коррупцией. За все то, что должно обеспечить Украине долгосрочный экономический рост, за все то, что называется «бизнес-климатом» и «инвестиционной привлекательностью».

Есть только два интересных вопроса:

  1. Хватит у Украинских властей решимости на такой шаг?
  2. Переживет ли страна такое испытание или их жертва будет напрасной?

И ответы на них, надо сказать, абсолютно не очевидны.

Да, с одной стороны — колесо изобретено. Ровно тот же путь прошли, в свое время, прибалтийские республики бСССР и страны бывшего соц.лагеря.

Но есть существенное отличие — во всех этих случаях существовал полный национальный консенсус: гегемон-оккупант с танками ушел, мы хотим свободу, демократию, рыночную экономику. Для нас не является секретом, что у государства денег нет, булки на деревьях завтра не вырастут, реформы будут тяжелыми, мы готовы их пережить и работать на будущее свое и страны.

В сегодняшней Украине — нет и ничего похожего на консенсус, больше того, значительная часть населения, даже среди родившихся после 24 Августа 1991 — головой и сердцем живет в УССР. В стране, где государство: накормит, обучит, аппендикс вырежет, детский сад оплатит и подъезд отремонтирует. А если оно этого вдруг не делает — то разграбили, стало быть, национальные богатства.

Для значительной части населения, предприниматель — не двигатель экономики, спонсор бюджета и генератор рабочих мест. Предприниматель — он барыга-спекулянт-кровопиец, который только и ждет — чем бы еще поживиться с трудового горба пролетария.

И нет никакой гарантии, что идея создать благоприятные условия лавочнику с трактирщиком, одновременно обрезав большую часть социальных обязательств — будет воспринята, во всяком случае, молча.

А как же, вы скажете, Россия? Какой там «национальный консенсус» в 92-м? Тем не менее, реформы, очень болезненные и тяжелые, удалось провести.

Все верно, удалось. Тут уместно вспомнить название книги, за авторством второго президента Украины — Леонида Даниловича Кучмы — «Украина — не Россия». Россияне не поняли реформ, не были к ним готовы, разом возненавидели Ельцина и весь кабмин, во главе с Гайдаром (вспоминают и ненавидят по сей день). Реформы, как это часто у нас бывает, просто схавали. Нет в Российской культуре традиции активного (тем более — насильственного) сопротивления властям.

А в Украине — есть. С другой стороны, ресурсов остановить активное сопротивление, у текущей власти — нет.

Решение провести жизненно-необходимые реформы — чистая рулетка. Вполне реален сценарий, при котором (не без содействия большого и обиженного восточного соседа) собирается новый майдан, приводит к власти харизматичного популиста, с идеями социального равенства, национализации в пользу народа и справедливых цен на товары и услуги. После чего, в перспективе 3-5-ти лет, Украина превращается в прохладную Зимбабве.

А что, если не рискнут, завернут реформы? — Ну, при текущей ситуации, у Порошенко останется один выход — самому взять на вооружение риторику гипотетического левого лидера. Этот вариант, конечно, тоже приведет к Зимбабве, но чуть медленнее и плавнее.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
1400
wpDiscuz