Сторонники государственной собственности

Один из аргументов сторонников госкапитализма, государственной собственности на системообразующие активы — госкомпании приносят доход государству. Государство как собственник получает прибыль, которую расходует на гречку для сирот. Вы что, хотите отобрать у сирот гречку?

С этим сложно спорить, с точки зрения общей логики: если у вас есть ларек — вы чего-то на нем зарабатываете, если у Правительства есть нефтяная компания — федеральный бюджет наполняется прибылью от реализации нефти.

Нефтедоллары

Пусть это будет сколько угодно контринтуитивно, но госкомпании делают все, кроме генерации дивидендов бюджету.

По исполнению федерального бюджета 2017 года общие поступления от дивидендов по акциям, принадлежащим Российской Федерации составили 919 млрд. рублей.

Кажется, что это очень много, 6% федерального бюджета по доходам, почти целый процент ВВП. Но, в 919 млрд. рублей включены доходы от продажи 19,5% акций ПАО “Роснефть” в размере 710,8 млрд. Т.е., за вычетом единовременного приватизационного дохода, чистые бюджетные поступления от деятельности госкомпаний — 209 млрд. рублей, ~1.3% доходов федерального бюджета, ~0,2% ВВП.

209 млрд. рублей — это расходы бюджета Москвы где-то за 5,5 недель. Это ровно суммарный бюджет программы “Моя улица” до 2020-го года. Этого не хватит профинансировать строительство моста через Керченский пролив (228 млрд.). Наконец, это 8% того, что федеральный бюджет получил в 2017 году с налога на добычу полезных ископаемых только по нефти (2,3 трлн.).

Но если вам все еще кажется, что $3 млрд. в год — адекватная цена коррупции и неэффективности, заметно снижающих поступления федерального бюджета от основного источника — налогов, то и их, в общем, нет.

209 млрд. рублей на круг ото всех госкомпаний — это брутто-поступления. Из них не вычитают прямых субсидий и расходов на программы, госкомпаниями реализуемых.

Отправить ответ

1400