Ресурсы и развитие: на примере Венесуэлы

Многие люди убеждены, что ресурсы — залог экономического успеха страны. На самом деле, это совсем не так. Наличие огромного количества ресурсов в одной стране никогда не означает, что ее уровень жизни будет выше, чем в соседних странах. На сам деле, ресурсы не значат ничего, а грамотное гос.управлением — главный фактор. Но людям сложно доказать это, особенно сложно доказать эту идею людям, выведшим из СССР. Слава Б-гу, что существует пример Венесуэлы.

Митинги в Венесуэле

«Советский» человек привык считать, что ресурсы — это наш все. За них надо держаться, за них надо воевать, они нас кормят и поят. При этом Венесуэла — ярчайший пример страны, целиком состоящей из фундаментальных преимуществ. И они не помешали стране прийти к полной катастрофе лишь посредством разрушения общественных институтов и персональным безумием политического руководства.

Доказанные запасы нефти в Венесуэле — 302 млрд. баррелей. Это абсолютный рекорд в мире. Это на 20% больше Саудовской Аравии, это почти вчетверо больше, чем в России. При том, что население всей Венесуэлы — всего 30 млн. Это лишь две Москвы, и меньше всей Саудовской Аравии. Венесуэла также держит восьмое место по запасам природного газа, опережая Китай.

Страна с потрясающими перспективами развития всех возможных отраслей экономики, начиная с туризма — побережье атлантики, мягкий климат, фактически без смены сезонов, в трех часах лета от Майами.

Страна достаточно образованная, с очень неплохим по меркам догоняющей развитием человеческого капитала.

Окруженная мирными соседями, не пережившая никакого внешнего вторжения, оккупации, гражданской войны, кровавой революции, за какие-то двадцать лет, с неизменным политическим руководством, привела себя в состояние такое, что послевоенный Дрезден на ее фоне — цветущий мегаполис.

Каракас ежегодно занимает первое-второе место в рейтинге опаснейших городов мира. С результатом 111 убийств на 100 тыс. населения — он почти вдвое обгоняет южноафриканский Кейптаун (62,25). Чтоб масштаб бедствия был яснее: в целом по США совершается 5 убийств в год на 100 тыс., в России — 11.

Суверенный Боливар (местная валюта), запланированный деноминировать национальную валюту в 1 000 раз, задержался с вводом на несколько месяцев, потому что у страны не оказалось достаточно валюты ДЛЯ ОПЛАТЫ ПЕЧАТИ ДЕНЕГ. В итоге, к 24 августа 2018-го, когда он, наконец, попал в оборот, деноминация была назначена уже в 100 000 раз, потому что в 1 000 она уже не имела никакого смысла. Люди ходили в магазин с мешками денег, а количество нолей на купюре невозможно было сосчитать без калькулятора.

Первоначальный курс 24 августа, после обрезки пяти нулей — 60 суверенных боливаров за доллар США (1 рубль, 16 коп.), курс на сегодня, спустя пять месяцев — свыше 1 300 боливаров за доллар, девальвация новой валюты свыше 2 000% менее, чем за полгода, крупнейшая банкнота нового образца на сегодня (500 боливаров) — это 25 рублей.

Т.е., что значит девальвация новой валюты в 20 раз за пять месяцев? Что в Венесуэле нет национальной валюты, нельзя заключить договор, номинированных в Боливарах, Боливары не могут быть инструментом сбережения или кредита.

Вот, если коротко, результаты 20-летнего правления режима Чавеса-Мадуро.

Теперь коротко объясню, что случилось вчера, чтобы вы меньше слушали истерики нашей пропаганды: легитимный, всенародно избранный парламент, отправил президента-узурпатора, просто нарисовавшего себе последний выборный результат в отставку, в чем получил поддержку не только США, но и фактически всех соседей. Это не переворот, парламент действовал в рамках своих полномочий, переворот и захват власти — это действия Мадуро последних двух лет.

Отправить ответ

1400