Девальвация без поддержки

Девальвация рубля
Российская пропаганда в последнее время стала эксплуатировать очень интересный тезис:

Ослабление рубля – это хорошо, потому, что низкий курс поддерживает российский экспорт.


Отличная формула, ее вам расскажут на первом курсе любого, даже самого захудалого, экономического ПТУ. Знаете, что делает эту формулу просто прекрасной? – Она даже работает.

Есть, правда, одна существенная деталь – ослабление курса национальной валюты влияет только на добавленную стоимость.

Что такое «добавленная стоимость»? Сама формулировка – продажная девка империализма, рожденная кривым переводом с английского. Если по православному, «добавленная стоимость» – это труд.

Пару дней назад я купил себе новый китайский ноутбук – Леново, за 28 тысяч рублей. За что я заплатил эти деньги, если разобраться? Полкило пластика, кусок стекла, немного алюминия, пара кремниевых платин, да моток медной проволоки – тоже мне, сделка, этому всему цена $5 в базарный день.
Китайская фабрика
В реальности, если очистить его цену от различных налогов, таможенных платежей и прочего навеса – 99% денег я заплатил за китайский труд. Труд как интеллектуальный (менеджера, инженера, программиста, дизайнера, маркетолога, логиста…), так и физический (сборщика, грузчика, охранника, уборщицы, водителя…).

В себестоимости ноутбука Леново 99% — китайский труд, китайская добавленная стоимость. Сознательная политика китайских властей по ослаблению национальной валюты напрямую влияет на 99% себестоимости ноутбука. Чем меньше, в инвалютном выражении, стоит китайский труд – тем более ноутбук конкурентоспособен (по-русски: дешевле аналогов из стран с более дорогим трудом) на внешних рынках.

Сколько русского труда в себестоимости барреля нефти? Сам вопрос себестоимости добычи в России – страшно политизирован, в Интернете цифры по РосНефти гуляют от $20 – 40 за баррель. Возьмем среднее — $30.
Нефтяное поле
Примем во внимание, что 90% оборудования для геологоразведки, бурения, добычи, для строительства нефтепроводов, что составляет существенную долю в себестоимости барреля – чистый импорт.

Т.е., собственно труд, та самая добавленная стоимость – это +/- $20 в одном барреле.

Еще один существенный момент. Нефть – продукт сверхприбыльный, его рыночная цена далеко оторвана от себестоимости и определяется биржей на основе соотношения спроса и предложения. Единственная страна, на сегодняшний день, кто может напрямую влиять на это соотношение – Саудовская Аравия, только саудиты, при огромных запасах и копеечной себестоимости добычи (около $4/баррель) – в состоянии сдвинуть баланс, а соответственно – цены, по собственному разумению, повысив или сократив объем добычи.
Саудовская нефть
Россия добывает и продает весь объем нефти, который может добыть и продать, по тем ценам, которые есть.
Итак, вследствие девальвации, стоимость труда в России падает, скажем, на 30%. В себестоимости барреля его теперь $14, возвращаем сюда $10 на импортное оборудование и технологии – получаем $24 (было, напомню, $30).

Что это нам дало? Мы можем продать больше нефти, предложив покупателям цену на $6 ниже – не можем, мы продаем все, что имеем по биржевым ценам.

Главное отличие китайского ноутбука и российской нефти – это процент в его стоимости соответствующего труда. В сырьевых экономиках, где главная статья экспорта – товары с крайне низким процентом добавленной стоимости, золотая формула из основ экономики для чайников, про поддержку экспорта через девальвацию – не работает.

Внимательный читатель скажет: но труд же стал дешевле, наши нефтяные компании, с каждого проданного барреля получают на $6 больше – это ведь лучше, чем ничего.

Внимательный читатель, к сожалению, не прав. Потому, что существует прямая связь между биржевой ценой барреля и курсом рубля.

Как формируется курс рубля? Многие думают, что это какая-то магия ЦБ, на самом деле все до предела просто – курс рубля зависит от объема валютного предложения на рынке. Основной источник валюты – экспорт нефти, чем меньше долларов пришло от него – тем выше его курс.

Смотрите, какая интересная штука: нефть и доллар синхронно подешевели на 30%. Но эти 30% в выручке с барреля – более $30 потерь, а в себестоимости – около $6 выигрыша.

РосНефть продавала по $100, при себестоимости в $30, сейчас продает по $70, при себестоимости — $24.

Девальвация рубля никаким образом не помогает львиной доле российского экспорта, единственное, что она реально делает – удорожает импорт, учитывая степень импортозависимости российской экономики во всех отраслях – девальвация не имеет другого эффекта, кроме снижения реальных доходов населения.

Не дайте себя обмануть простой и красивой экономической формулой. В России, за 25 лет, не родилась экономическая система, в которой бы она работала.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
1400
wpDiscuz