Отношение к государственной собственности

Одно из самых тяжких наследий советской власти в нашей культуре — отношение к государственной собственности на коммерческие активы. Причем, вот эта вера в государство как самого рационального, справедливого, надежного собственника — она невытравливаема, даже из вполне критично относящихся к текущему политическому руководству граждан.

Что такое вообще “собственность”? Собственность — это, по сути дела, совокупность доходности в самой разной форме и в самой разной же форме ответственности.

Собственность

Владея квартирой вы получаете некоторый набор благ: вам не нужно думать об аренде, вы свободнее в обращении со своим жильем, ваше положение более устойчиво (уволят, кончатся деньги — не выселят) и обременений: вы должны платить налоги, нести коммунальные расходы, проводить текущий ремонт, несете ответственность за технической состояние (если прорвет трубу — компенсация соседям на вас), сильно зависимы от конъюнктуры очень сложного рынка, на состояние которого никак не можете влиять (купившие самую простую однушку в Бутово в 2013-м году за следующие 24 месяца потеряли совершенно несообразные своим доходам ~2-2,5 тыс. долларов с каждого квадратного метра).

Собственно, соотношение благ и издержек делает объект собственности либо активом, либо обременением. В известном анекдоте про “купи слона” — владение слоном приносило лишь убытки, формальная собственность на практике была лишь издержкой.

Что такое “госсобственность”? Это пример того, как в рамках одной сущности доходность и издержки можно разделить.

Любая госкомпания, безотносительно формы собственности, является акционерным обществом с принудительным участием. Вы, как гражданин, владеете некоторой миноритарной долей каждой госкомпании. Роснефти, Газпрома, ВТБ и так далее.

От вашего имени контролирует эти компании, назначает менеджмент, требует отчетности квази “совет директоров” — правительство.

Как акционер вы несете полную ответственность за любые кадровые и управленческие решения, как правительства, так и менеджемента. Любые сделки, кредиты, коррупция, неэффективность — за все это вы, как акционер, понесете ответственность. Госкомпания не может обанкротиться, любые ее проблемы, любые случайные ошибки или злонамеренный вред — правительство компенсирует за счет средств распределенного акционера — каждого гражданина.

Но вместе с ответственностью не приходят привилегии. У вас нет никаких прав, присущих пусть маленькому, но собственнику. Вы не можете запрашивать документы, задавать обязательные к ответу вопросы менеджменту, объединиться с другими акционерами и менеджмент сменить, вы не получаете дивиденды и даже не можете реализовать свою долю, получив доход и перестав быть акционером.

Все привилегии собственности сконцентрированы в руках правительства и менеджмента, все издержки несете вы. Успех госкомпании — это успех правительства и ее руководства, провал госкомпании — это ваша проблема.

Представьте, что у вас есть дворец на Рублевке, метров так тысяч семь. Прекрасный дом, в золоте и бриллиантах, с обязательной уточкой. Но вы там никогда не были, там живут другие люди, вам не знакомые. Вас туда не пустят, даже у забора постоять.

Но вы не просто несете все применимые издержки: налоги, коммунальные платежи, ремонт и обслуживание. Вы даже не можете повлиять на детей фактических жильцов, чтобы те на обоях, за переклейку которых придется заплатить вам, рисовали немного реже.

Вас, конечно, как любого постсоветского человека, может греть сам факт собственности. Можно приклеить к лацкану свидетельство, жирно выделив адрес и метраж, впечатляя окружающих. Тем не менее, с точки зрения рациональной, избавление от этой собственности даже за ноль рублей — принесет вам значительный доход в виде ликвидации связанных издержек.

Отправить ответ

1400