Теория «малых дел»

У меня неоднозначное отношение к Артемию Лебедеву, как персонажу. Но то, что они, совместно с Маратом Гельманом, по инициативе Олега Чиркунова делали в Перми – мне нравилось с самого начала.

И дело не в том, что я большой поклонник современного искусства и не в том, что «красная П» — хороший логотип для города (у меня, в принципе, большие сомнения в необходимости логотипа для города).

И даже не в том, что красный человечек – самый остроумный объект городского дизайна из мной виденных.

Дело в том, что Пермь – очень сложно испортить. Правда, тот, кто сдюжит сделать областную администрацию и органный зал – еще хуже, достоин специальной премии.
Пермь
Пермь, как и 90% населенной территории РФ – может служить натурной декорацией к антиутопии и желаний, отличных от поиска надежного крюка в потолке – не возбуждает.

Даже если на площади перед резиденцией губернатора наложить большую, темно-коричневую с зеленым отливом и богатым букетом ароматов кучу – площадь от этого станет немножко, но лучше.

На короткое время, усилиями Чиркунова, Гельмана и Лебедева – Пермь, во-первых, стала немного лучше, во-вторых, оказалась в центре движухи.

Логотип, остановки, человечки, семинары, мастер-классы, выставки, спектакли – все туда ездят, активно бурлит обсуждение:
• Лебедев – говно!
• «П» – говно!
• Лебедев рулит!
• Человечки – лучшие!
• Остановки хуевые!
• Остановки пиздатые!
• Гельман в рот берет!
• Гельман в рот дает!
• Чиркунов въебывает бабки!
• Лучше б пенсионерам!
И все в таком духе. Вот когда, скажите мне, население российского города, с примкнувшим топом ЖЖ обсуждала дизайн остановок общественного транспорта?

Я много поездил по стране. Остановка общественного транспорта, за пределами Москвы и Питера – это, в общем случае, парковая лавка с нечитаемым расписанием несуществующих автобусов на металлической трубе.

Когда такое было, чтобы из Москвы в какой-то там второй с конца областной центр на Урале – люди на выставки ездили?

Чиркунова уходят с поста, по причине, как у нас принято, «низкой электоральной управляемости» — не дорисовал «Единой России» двадцаточку на выборах.

На его место приходит стандартный отечественный чинуша – Виктор Басаргин, три с половиной года просидевший на фантастически бессмысленной должности Министра Регионального Развития.
При следующем диалоге я не присутствовал, но готов ставить деньги на то, что общий смысл угадал:

— Так, блять, че за гандон красный на здании администрации, кто сделал, кто разрешил?
— В-в-виктор Ффедорович, это Чиркунов…эээ…Л-лебедев…эээ…Г-гельман…центр развития…Пермь – культур…
— Понятно, епт, слышал, развел тут Чиркунов педерастию, блять. И где, еба? На резиденции. Мы че, клоуны? Ниче, порядок я наведу. Еще раз эту гомосятину увижу – поедете в Кизел, сельское хозяйство возрождать. Ясно выражаюсь?
— Конечно, В-в-виктор Федорович, не извольте волноваться, все уберем.
Виктор Басаргин
Трык-тык-тык-тык-тык, как лабораторные мышки по паркету, чиновники застучали лапками по городу, принявшись методично рушить все, до чего творческое окружение Чиркунова успело дотянуться.

В вопросах разрушения нашим чиновникам (любого ранга) мало равных в мире – и, за непродолжительный период, Пермь избавилась от всего наследия новой культуры.

К чему я это? Лебедев, Варламов, Кац – апологеты теории «малых дел». Мол, ты видишь, что город в говне, нет ни одной целой лавочки, фасады главных зданий вызывают рвотный рефлекс, газоны – как танки проехали, в трамваях нет атеистов. Дак хватит пиздеть, разрабатывай улучшения, пробивайся к чиновникам, не сиди на месте, делай пространство вокруг себя пригодным для жизни. А там и страна, глядишь, получше станет.

Это годная теория. Есть одно «но» — через год, по не всегда очевидным причинам, этого прогрессивного чиновника, с которым ты смог договориться, скинут. Придет новая метла, заметет по-новому.

Заменит твои лавочки забором, фасаду вернет оригинальный оттенок позднего Брежнева, сроет твой газончик, обновит в центре города Орден Ленина – и никто, ни один человек, не сможет этому помешать. Больше того, всем будет абсолютно срать.
Пермь
Не могло быть Амстердама в Новокузнецке 1977-го года, поздний совок был с Амстердамом несовместим. И Россия 2014-го – ничем, в этом смысле, не отличается.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
1400
wpDiscuz