Интернет будет свободен

Все мы в детстве смотрели кукольные мультики про удава, слоненка, мартышку и попугая. Сюжет одного из них удивительным образом воплощается в текущей действительности.

38.kak.lechit.udava.avi.image3

Высшие политические руководители России не дружат с интернетом. И первые пятнадцать лет это шло ему на пользу. Пока государственные мужи делили металлургические комбинаты и нефтяные месторождения, пока контроль над эфирными и печатными СМИ перетекал в одни руки, на интернет никто не обращал внимания.

В результате, российский сегмент интернета стал настоящим феноменом. Мы редкое место на глобусе, где локальные сервисы конкурируют, в целом, меж собой, не особо замечая усилий глобальных игроков.

Все шло хорошо до конца 2011 года и массовых протестов против фальсификаций парламентских выборов на Болотной площади и проспекте Сахарова. Пережив первоначальную оторопь (напомню, что до стотысячной Болотной, «Марш несогласных» на тысячу-полторы человек считался крупным митингом), высшие руководители страны начали поиск виноватых. Ведь не мог народ сам до такого безобразия додуматься – требовать отставки Царя, где-то костлявая рука врагов, вооруженная зеленой купюрой пролезла.

Ответ долго искать не пришлось, прямо под боком обнаружился огромный русскоязычный интернет, набитый неподконтрольной информацией. Вот откуда все зло, вот она брешь в идеологической обороне.

Вернемся к мультику. Как вы помните, в одной из серий, первой реакцией мартышки на упавший в макушку кокос, повинующейся открытию Ньютона – было его «закрыть», потому что не дело это, чтобы законы, приводящие к падению кокосов на головы, стояли открытыми и подвергали опасности прохожих. Дальше вы знаете – до конца серии вся компания увлеченно «закрывала» закон, не достигнув, впрочем, особых успехов.

Примерно такая судьба ждала чрезмерно свободный интернет. Окружение Владимира Путина, не отличающееся технической грамотностью, было убеждено, что просто «не досмотрели», что это как телевизор – достаточно поменять руководство в паре редакций, заблокировать десяток слишком крикливых сайтов и идеологическая монолитность телевизионного экрана переедет в монитор 80 млн. пользователей интернета.

За короткое время приняли четыре федеральных закона, позволяющих заблокировать любой сайт в любое удобное время (в дополнении к существовавшей почти десяток лет до того блокировке за неведомый «экстремизм»), последовательно разгромили редакции Газеты.ру, Коммерсанта, Ленты, выкинули Дождь из кабельных сетей и офиса на Красном Октябре, несговорчивого Павла Дурова выдавили из Вконтакта, повесили на провайдеров новую версию СОРМа, с функцией хранения трафика всех пользователей за сутки.

Какой эффект возымели бесконечное пожарное законотворчество в сочетании с административным куражом на свободу интернета? Никакого. К 2016 году эмпирически подтвердилось то, о чем говорили знающие люди с первого дня, «контроль интернета» — задача предельно похожая на затыкание мизинцем Плотины Гувера. Мир изменился, все – от школьника – до пенсионера сегодня сами себе СМИ, с неограниченным охватом аудитории, весть об убежавшем с плиты молоке на кухне в Ленинградской области доезжает до Барнаула раньше, чем планировавшее сбежать молоко покидает магазин.

Это классический, не первый раз в человеческой истории встречающийся конфликт, старой бюрократии и нового мира. Бюрократии часто кажется, что можно выпустить указ о запрете паровых машин, плодящих безработицу, и всадник промышленной революции проскочит мимо, не задев их аграрную идиллию.

Но так не бывает, прогресс не подчиняется служебным инструкциям и федеральным законам. И на любую попытку регулирования находит технологический ответ.  К нашему общему счастью конфликт нового мира и старой бюрократии еще никогда не заканчивался в пользу второй. Мультик закончится, а гравитация останется.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
1400
wpDiscuz