Духовно-нравственное все

Когда аргументация говорящего строится на словах, не имеющих словарного определения, либо предполагающих бесконечно широкое толкование – вам следует насторожиться. По всей видимости, говорящий лжет.

Самый простой пример лежит на поверхности. «Любовь» – не жил такой философ или писатель, кто не дал бы своего определения этому слову. О всех богах вместе взятых не написан такой объем текста, как о любви.

Но в 99% случаев употребления этого слова молодым человеком в адрес девушки – оно приобретает однозначное, плоское, приземленное, не имеющее отношения к литературным, религиозным и философским трактовкам определение – «я хочу тебя трахнуть любой ценой и это, вроде бы, рабочее словечко».

Или «мораль» с «нравственностью», их синонимы и производные — любимые слова лжецов и подлецов от религии или государства. Это немудрено. Ведь для реальных достижений всегда есть своя линейка. Можно померить экономику государства с помощью ВВП. Можно померить качество медицины средней продолжительностью жизни и распространённостью тех или иных заболеваний. Качество правоохранения – количеством насильственных преступлений. «Нравственность», «мораль», «духовность» — понятия не измеряемые и непроверяемые, пригодные для любых манипуляций, ведь соседи по лестничной клетке определят их по-разному.

1383451437_image10894296_931f1b98f4784493cc0d3870547d6bdd

Что такое «аморально»? Какать на улице аморально в Европе, США, в России, а в Индии – не аморально. В исламской республике Иран – аморально женщине ходить без хиджаба. В Украине аморально настучать на подворовывающего коллегу, в Японии – аморально этого не сделать.

Золотой век русской литературы создали люди, для которых владеть себе подобными, разделять семьи, продавать крестьян как лошадей, калечить их бичом на конюшне – не было ни аморально, ни безнравственно.

Сегодня мать, которая выкинула новорожденного в мусорный бак – презренное животное, которое нужно засунуть за решетку к таким же. В XIX веке, в благословенной Европе, в Лондоне и Париже – увидеть на улице, умирающего от голода и холода ребенка, которого семья выкинула, потому, что не смогла кормить лишний рот – было в порядке вещей.

Когда у людей заканчивается аргументация, а надобность объяснять, почему они великие, а чужие загнивающие – не заканчивается, в ход идут не измеряемые и непроверяемые аргументы. Вместо роста экономики – у них повышается духовность, вместо общественной безопасности – расцветает нравственность, вместо борьбы с коррупцией – борьба с пороками, вместо права – величие, вместо дороги – храм.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
1400
wpDiscuz