Пенсионная реформа

1085964

Пенсионная реформа – одно из самых сложных изменений в государстве. Потому, что реформа пенсии, в нормальной ситуации – это никогда не про нынешних пенсионеров и не про тех, кто станет ими в ближайшие 10-15 лет.

Реформа пенсионной системы это про 20-30-летних. Это для них мы создаем механизмы обеспечения достойной старости. Тут кроется большая электоральная проблема – никто в 20-30 лет не думает, что седина, вставная челюсть, альцгеймер и прочие радости заслуженного отдыха – когда-то с ними случатся.

Это так же, как со смертью. Люди знают, что смертны, но до конца не верят, что все вот так вот кончится. Оно, конечно, кончится, для всех, но не для меня.

В этом и заключается сложность. Двадцатилетнему парню нельзя продать пенсию. Нельзя ему объяснить, что правительство вот прямо сейчас занимается его шестидесятилетним юбилеем. Ведь он живет в полной уверенности, что шестьдесят – это его бабушке, а ему никогда столько не будет или будет, но не ему.

Текущих пенсионеров и тех, кто выйдет на пенсию в течении ближайших полутора десятка лет придется кормить. И точка. Ничего здесь нельзя реформировать, ничего они себе не накопят. Это наследство советской системы и почти четверти века безделья и популизма всех правительств. Наследство придется солидарно обеспечивать.

Что касается реформы. Думаю, не нужно объяснять, что накопительная пенсия – лучший путь. Давайте разберемся, как этот путь должен быть проторен.

Во-первых, пенсия должна перестать быть абстрактным понятием. Нельзя делать накопительную пенсию по лекалу РФ, когда мы просто взымаем дополнительный налог с зарплаты гражданина с обещанием когда-нибудь, раз в два года меняя формулу, переводя деньги в баллы, замораживая и изымая их – чего-нибудь ему заплатить. Такая форма полностью убивает саму идею накопительной пенсии.

Пенсионный счет в государственном банке (а лучше – частном, но под государственным надзором и страхованием) должен быть активом. Который можно инвестировать (что, кстати, является неплохим источником «длинных» денег в стране), под который можно брать долгосрочные займы (ипотеку, например), который переходит по наследству, который можно потратить на образование детей.

Естественно, не идет речи о превращении пенсионного счета в обычный депозит. Его нельзя снять с карточки, но можно купить долгосрочный актив. Акции «Приватбанка», например.

Т.е., человек должен четко понимать, что те проценты, что ежемесячно уходят из его зарплаты – это его деньги. Не пенсионного фонда, не правительства, а его. Что не государство будет окормлять его копейкой в старости, а его личные сбережения.

Во-вторых, что государство реально должно обеспечивать – это пенсионный минимум. «Приватбанк» разорился, фонд плохо инвестировал, детей выгнали из института — в любом случае человек должен иметь право рассчитывать на минимально-возможную для выживания сумму. Как ее считать – другой вопрос, но это единственная статья, которая в накопительной системе должна финансироваться налогоплательщиками.

Это все очень простые вещи, которые много где прекрасно работают. Но есть одна проблема, которую мы обозначили с самого начала. Пенсионная реформа – это то, что нужно сделать прямо сейчас, но первые ее плоды для реальных людей взойдут тогда, когда тебя не будет не то, что в политике, но, возможно и в живых.

Пенсионную реформу нельзя продать электорально. Работает она очень медленно. При том, что жизненно необходима. Кроме прямых плодов в виде финансовой стабильности, она приносит и вовлечение граждан в активную инвестиционную деятельность, повышает доверие к рыночным институтам, позволяет строить долгосрочные планы.

Проведет ли новое правительство Украины пенсионную реформу? Короткий ответ – нет. К сожалению, кабинет Арсения Яценюка оказался не способен и на куда более простые, с куда более быстрым и видимым результатом шаги. Думаю, они слишком заняты вопросом высиживания до конца полномочий, а не планированием на десятилетия вперед.

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
1400
wpDiscuz